История чая Высоцкого началась более 160 лет назад в Российской империи.

Как развивался еврейский бизнес и на чьи пожертвования была создана технологическая школа в Хайфе в далеком 1908 году.

"Чай Высоцкого, сахар Бродского, Россия Троцкого" - многие еще помнят эту послереволюционную поговорку с антисемитским душком. История распорядилась по-своему – Россия оказалась совсем не Троцкого, имя сахарных королей Бродских почти забылось, а вот чай Высоцкого… С ним все сложилось иначе.

Разбираясь во взаимоотношениях Российской империи с ее евреями, не устаешь поражаться, с одной стороны, средневековой жестокости "правил", а с другой – количеству исключений из них.

Кальман-Калонимус-Зеэв-Вульф Высоцкий, родившийся в июле 1824 года в Ковенской губернии, стал как раз одним из этих исключений. Сын бедных религиозных родителей, вынужденный зарабатывать на жизнь в качестве хлебороба и торговца зерном, он, тем не менее, получил еврейское образование, продемонстрировав такие способности, что был принят в престижную Воложинскую йешиву. Удачно распознав возможность для нового бизнеса в импорте чая, в 1849 году он создал в Москве фирму "В. Высоцкий и К°", которая и сохранит для потомков его имя.

Однако в 1854 году тридцатилетний Высоцкий, по его собственным словам, "взял у жены отпуск на три месяца" и отправился в Ковно, где тогда преподавал один из самых значительных лидеров литовского иудаизма, основатель движения "Мусар" раввин Исраэль Салантер (Липкин).

Фигура Салантера, ставшего подлинным гуру для Высоцкого, заслуживает отдельного упоминания. Он был не только знатоком иудаизма, но и философом этики, который стремился дать своим ученикам как знания, так и моральные принципы, основанные на утверждении о том, что смысл жизни человека состоит в постоянном преодолении злого начала в его характере, в постоянном труде и самосовершенствовании. Незадолго до своей смерти, отвечая на вопрос московского раввина Якова Мазе, уже тяжелобольной Вульф объяснит свою потребность в работе именно заветами Салантера.

Салантер был человеком крайне независимым (он отказался преподавать в созданном царским правительством раввинском училище) и при этом подлинным гуманистом, который постоянно применял на практике свои этические постулаты.

В 1848 году, когда в Вильно началась эпидемия холеры, Салантер собрал средства, арендовал больницу и ухаживал там за пациентами вместе со своими учениками, демонстрируя личным примером превосходство заповеди "пикуах нефеш" даже над святостью субботы. Он запретил поститься 9 ава, чтобы верующие не навредили своему здоровью, и чтобы ни у кого не осталось сомнений, публично ел в синагоге в день поста. Другие истории о нем напоминают легенды хасидских цадиков – он публично стыдил евреев за "продажу" бедняков в кантонисты и за покупку украшений в синагогу вместо оплаты лечения нуждавшегося еврея.

Бурный рост чайного бизнеса фирмы "В. Высоцкий и К°" позволил ее основателю применить учение Салантера на практике. Высоцкий начал с того, что посвятил свое свободное время заботе о кантонистах, подкупая охрану их бараков чаем и обучая детей ивриту и религии, организуя для них пасхальные седеры и поддерживая их еврейский дух.

Чем богаче становился купец первой гильдии Высоцкий, поставщик императорского двора, почетный гражданин Москвы, тем больше обязательств брал он на себя во имя еврейского народа.

Помимо активной помощи еврейским учреждениям и видным деятелям российской еврейской литературы (таким, как Ахад ха-Ам, для которого он основал журнал "Шилоах" и который уже после смерти Вольфа стал главой филиала компании в Лондоне), Высоцкий был и общественным деятелем. Питая вначале надежды на Хаскалу и постепенную эмансипацию евреев в России, он стал сионистом после начала репрессий и погромов Александра Третьего. В 1884 году он принял участие в объединительном съезде обществ "Ховевей-Цион" в Катовице, был избран в руководство движения и уже в 1885-м прибыл с инспекцией в Палестину, по итогам которой написал отчет с призывом содействовать расселению евреев не только в новых поселениях, но и в арабских городах, в том числе Лоде и Шхеме.

Филантропия и "социальная ответственность" Высоцкого распространялись не только на евреев, но и на более чем 20 тысяч работников его чайных предприятий и филиалов по всей России и за ее пределами – в Германии, Франции, США и Канаде. Оплата труда, бесплатные общежития, бани, медицинское обслуживание, сберегательная касса – все эти крайне редкие в начале ХХ века льготы обеспечили фирме лояльность и производительность труда, ставшие ее преимуществом в весьма конкурентном чайном бизнесе.

Когда в 1904 году Вульф Высоцкий скончался в Москве, не дожив всего полтора месяца до своего столетия, его компания контролировала треть российского рынка и была самым большим производителем чая в мире.

Дело отца вместе с его пайщиками продолжал Давид Высоцкий, который успел до начала Первой мировой войны и революции существенно расширить иностранный бизнес компании, открыв ее лондонский филиал и купив ряд плантаций в Индии и на Цейлоне. Это позволило ему пережить "национализацию", говоря проще – большевистский грабеж российских активов "В. Высоцкий и К°", хотя еще несколько лет "чай Высоцкого" продавался в Советской России под прежним названием.

Давид обосновался в Великобритании, штаб-квартира компании – в Польше, но в 1936 году ее менеджер Шимон Зидлер (дальний родственник Вольфа Высоцкого) понял, что безопаснее будет, как ни странно, в подмандатной Палестине, и его планы не остановил даже большой арабский мятеж.

Так и началась израильская история бренда "тей Висоцки" - чая Высоцкого, памятника деловому гению и еврейскому патриотизму литовско-российского еврея из бедной семьи, напоминание и гордость нам – его духовным наследникам.

Впрочем, есть в Израиле еще один памятник Высоцким. В 1908 году, в соответствии с завещанием отца и по просьбе немецкого еврейского филантропа Пауля Натана Давид Высоцкий пожертвовал двести тысяч рублей (огромные деньги по тем временам) на создание в Хайфе еврейской технологической школы. Школа эта существует и сегодня, и называется она Технион.

Автор -  Дорит Голендер, дипломат и общественный деятель, вице-президент фонда "Генезис" по развитию внешних связей, посол Израиля в России (2010-2015 гг.), многолетний руководитель радиостанции РЭКА - израильского государственного радио на русском языке.